Май 29

Космопраноедение. День десятый — НОВАЯ ЖИЗНЬ

alopuhin
alopuhin

(10-16) Шумная, суетная жизнь нынешнего городского населения, отягощённая отравленной средой, тяжёлой едой, какофонией радио, телевидения, назойливым интернетом и прочей вездесущей техникой и электроникой (вводящей в разрушительный соблазн безудержной развлекаловки и консьюмеризма), обращает психическую энергию человека (беззащитную и нежную) в дикий, агрессивный (и грязный) сумбур, что становится полновластным хозяином и диктатором сей безнадёжно изуродованной жизни: отсюда новое явление последних лет — дауншифтинг (downshifting): побег в девственную глубинку, ещё не изнасилованную нынешней цивилизацией.

Тишина и покой на лоне природы и вправду, как хлеб (хотя мы, праноеды и веган-сыроеды, хлеба не едим), необходимы нынешнему зачумлённому человеку: отсюда неимоверно возросший в последние годы дачно-огородный бум, ведь надо же, дабы вконец не загубить измочаленную психику, хоть иногда отпадать, отвлекаться от тотального давления этого безумного городского морока!..

(13-08) Потихоньку — всё же! — возвращаюсь к веган-сыроедению, не прерывая однако исступлённых попыток расширить сознание и овладеть в более полной и рационально осознаваемой мере космопсихической энергией пространства и своего Высшего «Я» (Атмана), которой каждый из нас худо-бедно владеет и без того, но, увы, крайне бессознательно и неэффективно.

Строгое моё веган-сыроедение будет теперь лишь одним из базовых аскетических упражнений, той дисциплиной, что, вкупе с физическими упражнениями, медитативными и иными практиками, поможет освобождению моего сознания, стеснённого пагубным давлением цивилизации, для овладения им космической энергией психожизни, а точнее, актуальными возможностями её могучего эволюционного начала.

Ноябрь 22

Свобода. Медитация. Пофигизм — НОВАЯ ЖИЗНЬ

alopuhin

Ни вымученная дисциплина, ни терзания вынужденной аскезы, порождённые стремлением к идеалу, никого ещё к истине, увы, не приводили и привести не могут. Чтобы приять, отразить в себе истину, не надо никуда ни бежать, ни стремиться к чему бы то ни было, ибо всякое волевое усилие по направлению некоего избранного вектора искажает сознание алчущего ея (истину). А искажённое, искривлённое потугами страсти сознание исказит и искомую истину, даже если она в него ненароком и попадёт, а тогда это будет уже что угодно, но только не истина, а кривда, то есть нечто преломлённое чем-то нарочитым и предвзятым, нечто испорченное чьим-то посредничеством — истина, так сказать, из вторых рук, «сёмга не первой свежести», «сам я Пастернака не читал, но скажу…»

Сознание должно быть чистым, незапятнанным, как у только что родившегося младенца. Оно должно быть непредвзятым и непреднамеренным, спонтанным и безразмерно-приёмистым, простодушным и бескорыстным. Оно должно быть свободным — свободным прежде всего от себя самого, а потом уже и ото всего ему внеположного. Такая полная свобода лишает нас нашего положения и образования, наших личин и самоидентификаций, всего для нас обычного и привычного, заслуженного и приоритетного, всеми признанного и уважаемого, всего общественного и благопристойного, приличного и неприличного, родного и надёжного, уютного и крохоборского, домашнего и мещанского, любимого и нелюбимого — и удовольствий, и порождаемых ими страданий, и эмоционально-ветхозаветных реакций на всё происходящее вокруг. Но эта свобода не есть пустота, а наборот — единственное, что её стоит: это — теряние, отпускание себя в Здесь и Сейчас, в игольчатом просвете и блаженной бездне между отбывшим своё прошлым и несуществующим до поры, гипотетическим будущим, когда подлинное, целокупное видение не отделено от действия ни единой секундой.

Когда вы оказываетесь в опасной, экстраординарной ситуации, вы не можете себе позволить быть несвободными, вы вынуждены видеть и действовать одновременно, как это делают более свободные и природные существа, чем мы, — животные (которые во многих вопросах давно уже не «братья наши меньшие», а братья старшие). Свобода есть состояние ума и сердца, когда они едины и друг другу никак не противоречат. Это состояние абсолютной непредвзятости и независимости, состояние полной расслабленности, релаксации наедине с самим собой — состояние медитации. Совершенное одиночество, начисто лишённое всякого авторитета, всякой традиции, всякого управления. Состояние сознания, которое не зависит ни от стимулов, ни от знаний и не является результатом предыдущего опыта и намеренных рассуждений.

Чтобы по-настоящему быть наедине с самим собой, мы дожны умереть для прошлого и будущего, для своих родных и близких, для своих представлений и слов о чём бы то ни было, для своего эго-ума, переполненного любимой своей актуальной словомешалкой, мы должны умереть для того, что в библии зовётся «злобой века сего», для своих привязанностей, привычек, обусловленностей, для своей планеты, страны, нации, культуры, своего сословия, мировоззрения, status quo, короче — «кто был ничем, тот станет всем»! И главное, что мы всего этого не должны специально, нарочито, преднамеренно, это свобода снизойдёт на нас лишь тогда, когда она сама снизойдёт — спонтанно и естественно: стало быть и мы, чтобы ей соответствовать, должны быть спонтанными и естественными, должны быть в сердце своём и в душе нерассуждающими детьми, безумными и бездумными бомжами, беспечными лохами без определённого места жительства, невесомыми пофигистами и творческими бабочками, наслаждающимися каждой цветочной взяткой, каждым мгновением, какое у них растянуто до невозможности и тождественно нашим годам, мы должны быть чистыми, ясными, трезвыми и осознанными, ненарочито бдительными, расслабленно-упругими и блаженно-лёгкими — без отягощений культурных, душевных, духовных, телесных. Тогда истина пронижет нас насквозь, станет буквально нами, и нам, пофигистам, станет по фигу «что есть истина», ибо то, что не может быть выражено словами, умственного понимания не требует. Или, иными словами, «о чём невозможно говорить, о том следует молчать» (Л.Витгенштейн).

В молчании постигая пронизывающую нас истину, мы хоть и без слов, начинаем её как-то всё-таки понимать — не умом, так сердцем. Или тем высшим умом, тем целокупным сознанием, что является умом и сознанием вселенной, от какого мы в своём одиночестве никак не отделены. Но спонтанность этого постижения есть синоним покоя и воли, безумия и бессознательности, вневременности и внепространственности. Она требует от нас не желания, стремления и концентрации, а наоборот — расслабленности и отпускания себя, всего, что нас грузит и напрягает. Она требует от нас расслабленной, зыбкой почвы под ногами, ненадёжности наших тылов и опор, весёлой отваги падения в пропасть неизвестного и непредсказуемого, бесстрашной и лёгкой готовности к ежеминутной смерти для всего, что держит нас на плаву в этой жизни… Это легче сделать, чем объяснить.

Стоит вам сказать: «Я свободен», как вы уже и не свободны, потому что в вас тут же, автоматически  включается a priori несвободное время, то есть воспоминание о, пусть и недавнем, но прошлом, прошедшем состоянии, при котором вы (который здесь и сейчас уже не существует) ощущали себя свободным, при этом вы, даже если и вправду были свободны, уже ведь соскочили с игольчато-утопической площадки «Здесь и Сейчас» («u topos» с греческого переводится, как «без места»). Ещё Г.Гегель писал об этом волшебном свойстве всяких определений, что остраняют определяемое, лишают жизни и души («стоит нам определить предмет, как мы тут же оказываемся вне его пределов»)…

Надо научиться — не учась — жить тотально-медитативно, всем миром сразу, целокупным с ним единством, в буддово-прояснённой, блаженно-отчётливой и бесстрастной ясности бестрансового транса, в отсутствии эго и всего, что не есть Здесь и Сейчас: в это бессловесно-тишайшее состояние просто переходишь мгновенно, будто щелчком — р-раз! и готово! И некоторое время удаётся в нём, этом райском состоянии побыть — когда десять минут, когда час, когда три часа… А потом — все мы живые люди — волей-неволей приходится возвращаться в обычную, рутинную жизнь.

Постепенно научиться быть свободным и медитативным невозможно — это не дело времени, это дело безвременья, мгновенного спонтанного щелчка, переключения в иной, божественный режим бытования — вне всего и вся.

Февраль 24

Вокруг солнца виток (10.07.2011)

Я из окна своего снимал летом
alopuhin

Вокруг солнца виток   совершил я, итог   подвести не мешало бы году,   где я жизнь проживал,   что Господь даровал,   и куплеты варганил по ходу.     Лень и скуку смирял   дисциплиной, овал   рисовал — идеал, эллипсоид,   дабы, словно глоток,   вокруг солнца виток   совершить — это многого стоит.     Я из мрака на свет   за куплетом куплет   выволакивал — прямо на солнце:   из подполья канал   день за днём пробивал,   прогрызал слуховое оконце.     Я долбил долотом   вдохновенья, притом   всё иное шло по боку, мимо…   Я на ощупь искал   озаренья… Снискал   пусть не Данте — Вергилия схиму…     За Горацием вслед,   Буало, не секрет,   я науку поэзии тискал…   Я Толстому А.К.,   Мандельштаму пока   поклонюсь, остальные — по списку.     Тех, кто русский стишок   хоть на малый вершок   возносил и оттачивал грани,   два десятка почти   стихотворца — учти —   им по гроб я, вовек благодарен!     Что без них я? — болтун!   И касаться их струн   я без ихней науки не вправе:   зато весь лексикон   от древнейших времён   есть мой нынешний вокабулярий!     Мне не надо любви,   но негоже, увы,   растекаться соплями по древу…   Мой читатель, дочти   до последней черты   сей куплет — и пребудешь vorever!   

Февраль 3

V. ХОЧУ И БУДУ!

alopuhin

В жизни всего две цели: первая — добиться всего, чего хочешь, вторая — получить удовольствие от достигнутого. Второе обретают лишь самые мудрые.

Логан Пирсолл Смит

Все хотят добиться успеха, хотят почувствовать, что живут на свете не зря.

Аллен Карр

Они могут, ибо они думают, что могут.

Вергилий «Энеида» (19год до н.э.)

Деньги подобны шестому чувству, без которого невозможно в полной мере использовать пять остальных.

Сомерсет Моэм «Дневник писателя»

Внутри каждого из нас заключена власть позволить себе здоровье и болезнь, богатство и бедность, свободу и рабство.

Ричард Бах

 

 

Успех — столь же относительное и субъективное понятие, как и счастье. То, что для одного — успех, для другого — провал.  Жизнь иерархична, и каждая ступень иерархии не может не быть занята.

Природе однако равно важен и распоследний бомж, роющийся в отбросах, и старушка-божий одуванчик, и маньяк Чикатило, и светская львица Ксения Собчак, и слинявший в Лондон миллиардер Абрамович, и серый офисный планктон, и армия бессловесных трудяг, прозябающих за нищенскую зарплату на фабриках и заводах, и вор-карманник, промышляющий на рынках отчизны, и ловкачи-бизнесмены, делающие деньги из воздуха… Последних, кстати, во все времена было не более 10%, а в захудалой России и того меньше.

Но о чём нам с вами сожалеть, если в предыдущих главах мы уже, считай, что научились быть счастливыми вне зависимости от дебета и кредита в нашем кармане, если мы уже умеем в любое время дня и ночи быть внутренне окрылёнными, к чему нам этот ваш успех, сводящийся к наружным погремушкам из престижных атрибутов шикарной жизни напоказ?

Так вот. Приобретение достатка, известности и престижного положения в общественной иерархии не имеет прямого отношения к успеху, как мы его понимаем в настырном своём противостоянии обезумевшим толпам, введённым в заблуждение фильмами и глянцевыми СМИ.

Разливанное море книг по жизненному успеху касаются преимущественно успеха в сфере умножения маржи на тех бизнес-площадках, где человечество изрядно уже пообтёрлось за последние аж 200-300 лет и накопило опыт, позволяющий взять проблему успеха в бизнесе за рога и разложить её ключевые аспекты по рациональным полочкам среднестатистического здравого смысла, каковой все из ряда вон выходящие гении и таланты всегда справедливо презирали, ибо сами шли всегда своим путём, а не по кем-то проложенной колее. «К чёрту обстоятельства! Я сам создаю обстоятельства», — говорил Наполеон Бонапарт.

Научить кого-то тому, к чему он внутренне ещё не готов, невозможно. А с другой стороны, научить небогатых людишек стимуляции и оптимизации предпосылок и потенциалов, какие у них уже есть, вполне себе можно, а если это не поможет им в бизнесе, то поможет где-нибудь ещё. В конце концов, забота о своём личностном росте лишней никогда не бывает. Тем более, что сейчас, в связи с информационно-технологической революцией, прежние мерки к нынешнему бизнесу подходят всё меньше и меньше. Теперь даже такие гуманитарные лохи, как я, могут поднапрячься и заработать себе на хлеб насущный не выходя из собственной берлоги. Снова и снова повторяю, что успех напрямую не связан с искусством зарабатывания денег, приобретения известности или достижения вершины карьерной лестницы.

Если мы стремимся чего-нибудь достигнуть, то прежде всего нам надо уяснить для себя, ради чего мы живём на земле, в чём смысл нашей жизни (бессознательно мы все его заведомо имеем, как один из самых важных органов своего тела, без которого у нас и желаний-то никаких более-менее серьёзных появиться не может).

Смысл жизни — это не цель жизни, а её общий вектор, природное её направление, доминирующее призвание, главный талант, самая сокровенная боль и радость всей нашей жизни, то, что мы любим и умеем делать в этой жизни больше и лучше всего. Смысл этот был, есть и будет в нашей жизни одним и тем же, но у каждого он свой. Один может сказать о нём: «Я люблю дарить«, а другой скажет: «Я люблю учиться«, а третий заявит: «Я — хороший друг«, а другие подхватят: «Я — патриот до мозга костей», «Я обожаю всё исследовать«, или «Я люблю строить дома», «Я люблю ковыряться в различных механизмах», «Я люблю жизнь во всех её проявлениях«, «Я люблю декламировать со сцены«, «Я страсть, как люблю рисовать маслом по холсту«, «А я люблю сочинять стихи» и т.д.

Когда вы открыли для себя смысл своей жизни, вы уже можете как-то её конкретизировать, то есть выбрать на её основе свою цель, что является, по сути, уточнённым, детализированным аспектом семантической (смысловой) подоплёки вашей природной самобытности.

Осуществляя намерения доступными им методами, люди приобретают тот или иной опытсын ошибок трудных«), который может относиться к чему угодно — к свободе, безопасности, власти, счастью, успеху, достоинству, удовлетворению, уважению, умиротворению, вдохновению, апатии, депрессии, приключению, любви и т.д. Методы или действия, которые требуются для достижения этого опыта, являются только престижными символами, симулякрами «подлинных вещей». К ним, этим симулякрам, относятся деньги, работа, карьера, одежда, машина, компьютер, интернет, брак, семья, секс, возлюбленные, внешний вид, дресс-код, образование, награды, звания, степени, чины, рейтинги, соревнования, туризм и т.д.

Когда люди хотят конкретных физических вещей (кстати, муж, жена, ребёнок, друг, подруга — это тоже вещи вполне физические, столь же физические, как, например, машина или гонорар), тогда можно говорить о методе или реальном действии, направленном на воплощение этого желания.  А когда затрагиваются внутренние переживания, то есть сугубо психологические влечения и побуждения, это уже относится к сфере интенций и мотиваций, то есть к намерениям и желаниям. Точное знание нужного нам опыта облегчает выбор наилучшего метода (действия), необходимого для его достижения.

Но как только вы догадаетесь о хитро замаскированной в нас способности самим (в автономном режиме, без использования каких бы то ни было внешних физических инструментов) приобрести себе любой опыт, то значение всех авторитетных и престижных жизненных символов (симулякров) резко упадёт: хотите любви?любите себя, любите природу, любите Бога; хотите радости? — радуйтесь; приключений? — устремитесь в затаённые уголки вашего внутреннего мира, в свои тайные мотивы, в хитросплетения снов, в медитативные прозрения собственного духа и т.д.

Нет такого желания или намерения, которое вы не могли бы выполнить сами прямо здесь и прямо сейчас.

Корневой, ядерный опыт, к коему мы стремимся (зачастую бессознательно) в глубине души, можно сравнить с крохотной луковичкой, которую скрывают луковые слои лукавых обманок, что мы порой принимаем за наши истинные намерения и желания.

Один промежуточный опыт влечёт за собой другой. Верхний слой — удовольствие, что является лишь оболочкой, ярлыком, символом удовлетворения, что, в свою очередь, есть не что иное, как оболочка, ярлык, символ душевного баланса, спокойствия, равновесия.

Углубляясь, продолжайте спрашивать себя: «А что стоит за этим?», «А какова подоплёка этого слоя?» и делайте это до тех пор, пока не обнаружите тот базовый, первопричинный опыт, который уже не влечёт за собой более глубокий слой, — это и будет вашим подлинным глубинным желанием, драпирующим себя всё более и более (к поверхности) социально обусловленными личинами (какие мало кто может самостоятельно сорвать сам без помощи опытного психоаналитика).

Знание своих исконных, насущных устремлений значительно облегчит вам выбор вашего метода (действия) и доставит большое душевное облегчение.

И хоть наша с вами жизнь полна множеством естественных ограничений времени и места, и хоть мы невсесильны и смертны, но, в принципе, потенциально у вас может быть что угодно, но то, что не нужно вам в вашей глубине, где таятся подлинные ваши устремления, станет вам только обузой, будь это престижным домом, выгодной работой, женой, машиной и т.д. Проблема в том, чтобы исхитриться сделать правильный для себя выбор, докопаться до самого сокровенного своего желания, о каком зачастую мы и сами не подозреваем. Однако если вам повезёт выбрать то, чем ещё никто не владеет, пожалуйста, — это вам доступно. Вот только какой ценой! Чем недоступнее желаемое («близок локоток!«), тем большим вам придётся пожертвовать, чтобы это получить.

А самое что ни на есть настоящее, подлинное желание — это такое желание, на удовлетворение которого вы без сожаления можете отдать всё, что у вас есть, и потратить всё своё время, все свои силы и всю свою жизнь до самого последнего дня (и дна). А таких желаний много не бывает (максимум — два, а скорее всего лишь одно, только одно).

Для реализации слишком многих желаний у каждого из нас заведомо не достанет необходимых возможностей, поэтому с искушениями, которыми нас то и дело дразнит окружающая действительность (общество потребления), надо быть очень осторожными, а если в какой-то момент и появится счастливая возможность заиметь что-то уж очень престижное, но прежде нам недоступное, надо десять раз подумать, прежде чем это приобретать, чтобы потом не пожалеть о потере каких-то наших базовых, глубинных ценностей, какие при этом неожиданно придётся вдруг принести в жертву (я, например, мог бы, но не готов жениться, ибо чётко знаю, что при этом при дётся пожертвовать той пофигической свободой, какая мне дороже всего на свете).

Тот, кто заимел всё, что возможно, парадоксальным образом лишён свободы маневра и выбора, лишён почти так же, как и тот, кто ничего этого не заимел, но так страстно чего-то желает, что тем самым столь же парадоксально запирает невольно все каналы возможного исполнения чаемого.

Нет ничего более опасного, чем бездумно культивировать свои поверхностные, навязанные обществом желания, какие в итоге доставляют нам столько проблем, сколько мы не всегда можем успешно разрешить.

Итак. Чтобы получить желаемое, неплохо бы сначала выяснить, чего же вы по-настоящему хотите, хотите в глубине своей души, для удовлетворения собственной природной сути, а не для вящего престижа, отвечающего тупорылым ожиданиям ординарного социума.

Необходимо периодически (как завещал великий Ф.Ницше) переоценивать свои ценностивсе и всяческие»!), а то на разных этапах нашей жизни вдруг выясняется, что нам теперь уже, оказывается, совсем не нужны те вещи, без обладания которыми мы когда-то попросту не мыслили своей жизни: наши желания с годами и меняются, и уточняются в соответствии с уточнением подлинных критериев нашей судьбы и веры.

Сочетая закалённую в горниле сомнения мысль с горячим (но не перегоревшим от исступления) чувством, мы, как стрела, нацеленная на достижение сокровенного желания, отталкиваемся от тетивы их суммированного потенциала и расслабленно летим к заведомо определённой цели, каковая будет достигнута сама собой, но лишь до той поры, покуда мы не растеряем этот непринуждённый, расслабленный баланс всех помыслов и сил, эту гармонию свободы и блаженный гомеостаз летящего за антилопой гепарда.

Итак, пирамида Мысль — Чувство — Действие есть фундамент всякого маломальского достижения: другими словами, единство сердца и ума естественным образом выливается в ненарочитое, непреднамеренное действие (непреднамеренность, пожалуй, главное понятие даосизма). То есть живи в согласии с самим собой — и будь, что будет!  Или, как изрёк сиятельный Марк Аврелий: «Совершенство характера выражается в том, чтобы каждый день проводить, как последний в жизни, быть чуждым суетности, бездеятельности, лицемерия». Ещё он сказал (цитировать его можно бесконечно): » Живи безропотно в ничем неомрачаемом благодушии, если даже все люди осыпают тебя всевозможными упрёками, а дикие звери терзают бессильные члены твоего телесного покрова. Что, в самом деле, может помешать душе сохранить, несмотря на всё это, свой внутренний мир, истинное суждение обо всём окружающем и готовность использовать выпадающее ей на долю?»

Одним из самых действенных инструментов мотивации к достижению чаемой цели является сочетание обязательства (договора) и действия. Вот как говорит об этом В.- Х.Муррей в «Шотландской экспедиции в Гималаи«: «До тех пор пока не свяжешь себя обязательством, будет много сомнений, желаний отступить, бездеятельности. Во всех начинаниях следует придерживаться одной элементарной истины, незнание которой погубило много хороших идей и великолепных планов: как только человек берёт на себя обязательства,  Провидение отступает (а может, наоборот, нисходит с высот? — А.Л.), и всё идёт ему навстречу. На него вдруг обрушивается поток благоприятных событий, непредвиденных случайностей и полезных встреч, материальная поддержка — всё, о чём он раньше и мечтать не мог.»

В отчаянной смелости есть свой гений, власть и волшебствонельзя беречься» — писал Давид Самойлов). Когда вы приняли на себя обязательство по отношению к чему-то (когда заключили свой внутренний договор с судьбой), вы уверены, что это произойдёт, и действуете так, как будто это уже происходит. Такое действие является очень мощной аффирмацией (утверждением, установкой).

Однако — пустая болтовня об обязательствах без реальных дел мертва. Нужны отвага и смелость: принимайте обязательства и действуйте! — главное, начать (а потом продолжить, а потом закончить)! Решительность ваших действий говорит о серьёзности взятых на себя обязательств.

В чём смысл вашей жизни: определитесь с ним, чтобы взять на себя обязательства по его полноценному воплощению. Какой опыт вам нужен? Берите на себя обязательства иметь его всегда (из воздуха, из ниоткуда)!

Составьте список из десяти, а лучше из семи, а ещё лучше из пяти ваших самых сокровенных желаний, и возьмите своё обязательство по каждому из них. На самом деле в этом случае вы обещаете, клянётесь не этим, устремлённым в будущее, чаяниям, а самому себе-теперешнему, который, воплотив их в жизнь, станет уже, скорее всего, несколько (а может, и очень) другим человеком…

Ваша оригинальная личность и ваше слово — это самое ценное, что у вас есть. Не разбрасывайтесь этим бездумно и попусту.

Отвечая за каждое своё слово, вы прежде всего сможете по праву уважать самих себя, а во-вторых, так или иначе заслужите подлинное уважение окружающих.

Искреннее, выстраданное слово, которое вдобавок является гарантией крепости и незамутнённой чистоты обладает поистине грандиозной силой. «В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог» (Ин.1:1).

«В оный день, когда над миром новым

Бог склонял лицо Своё, тогда

Солнце останавливали словом,

Словом разрушали города.»

(Николай Гумилёв)

До такого слова, способного созидать и рушить целые миры, надо, однако, ещё домолчаться, надо его всем своим духом — ещё заслужить. «Чем продолжительней молчанье,/ Тем удивительнее речь». (Николай Ушаков)

Но — вернёмся к нашим баранам (с высот поэзии опустимся на землю). Для решения поставленных перед собой задач нам никак не обойтись  без дисциплины. Это слово происходит от двух латинских слов: discipulus (ученик) и discere (учиться). Таким образм, слово «дисциплина» означает вверенность, преданность ученика тому, чему он учится, единство ученика и учения через посредство учёбы (тоже, своего рода, пирамида, святая троица всякого единства в декартовой системе координат). Подлинная, а точнее, позитивная дисциплина способствует не изнуряющей аскезе, а планомерной концентрации внимания на ваших желаниях.

Когда ваше внимание сосредоточено на вашем желании, ваши эмоции и весь ваш организм сему желанию подчинены. А наше внимание — это, по сути, луч света в тёмном царстве: на что направлен луч этого про-свещения, на то мы и реагируем, в то мы и углубляемся, там мы и достигаем своих высот, и совершаем свои открытия.  Как писал Ф.Шиллер в 1799 году: «Открылись взору небеса, и сердце полнится блаженством«.

Если то, чем вы сейчас занимаетесь, вам не по нутру, спросите себя: «Приведёт ли это меня к чему-нибудь приятному?» Если да, приведёт, то нужно взять себя в руки и сосредоточиться. Вот это и означает блюсти дисциплину. Сначала разберись в себе (желательно на бумаге отдели зёрна от плевел), а потом уже с чистой совестью можешь брать себя в «ежовые рукавицы«, чтобы ежедневноЕЖЕДНЕВНО! — делать что-то весьма существенное для достижения желаемого. Если тебе это не по силам, то ты попросту этого не желаешь и боишься себе в этом признаться.

Гигантский поток негативных эмоций, из века в век норовящих растереть нас в песчаную пыль, зиждется на четырёх основных китах:

1) «Дерись или убегай!»

Этот древний человеческий (а скорее, сугубо животный) рефлекс, от которого сегодня мало пользы, если вы не работаете в полиции или МЧССознание нашего древнего пращура автоматически (подсознательно) сканировало окружающую обстановку и если находило в ней нечто подозрительно опасное или просто не внушающее доверия, если ему примерещилось, помстилось, будто «что-то здесь не так» (а таким ему казалось всё новое и незнакомое), оно тут же приводит подведомственный ему организм в состояние полной боевой готовности, который потом, как правило, обращался в паническое бегство или (в исключительных случаях) ввязывалось в яростную битву. Этот рудиментарный рефлекс сплошь и рядом вводит нас сегодня в неловкое заблуждение, заставляя неадекватно реагировать на внешние раздражители, необоснованно вызывая в нас страх или агрессию и отваживая от перспективных встреч и проектов.

2) Детское программирование.

В детстве воспитание большинства из нас сводилось, как правило, к «великому» понятию «нельзя«. Всё, что с точки зрения старших (читай: обывательского «здравого смысла«), мы делали правильно, считалось регламентированной нормой. А то, что противоречило схеме поведения «идеального ребёнка», влекло за собой порицание и наказание (от морально-психологического до физического). Вокруг нас было очень много всего плохого, опасного и вредного, чего мы должны были избегать, и сами по себе мы тоже зачастую были плохи, так как не всегда соблюдали вездесущих указаний «всезнающих» взрослых.

Подобные чёрно-белые установки нашли себе уютное убежище в сумрачных закоулках нашего сознания, чтобы оттуда понуждать нас то и дело уклоняться от прямой встречи с окружающей действительностью, каковую они, эти превратные установки, окрашивают в заведомо враждебные тона.

3) Негативный информационный фон.

Радио, телевизор, интернет, бумажные mass media непрерывно обрушивают на нас новости о бессчётных мировых катаклизмах, войнах, терактах, маньяках, насильниках и т.д. Окружающие люди со страстью, достойной лучшего применения, делятся с нами слухами и сплетнями, бесконечными историями о росте тарифов, инфляции, о тех же увиденных по телеку и интернете новостях, о летящем на нас астероиде, о грядущем конце света, о кознях власть предержащих и разбогатевших на народном добре нуворишей , об ужасных, никогда-де прежде не виданных климатических перепадах, о коммунальных проблемах, врачах-коновалах, о магазинных ценах, о знахарях и экстрасенсах, о жутком качестве товаров, о засилье понаехавших иноземцев и ужасных болезнях века (СПИД’е, «птичьем» и «свином» гриппе и т.д.), о царящей вокруг несправедливости, о коварных подтасовках на прошедших выборах в парламент, об ужасающих наших дорогах и повсеместных дураках, о безобразной игре национальной сборной на последней олимпиаде и т.д. и т.п.

4) Всеобщий мировой раздрай.

Согласно второму закону термодинамики, всё в этом мире стремится к тотальному разрушению, к полному краху. Оставьте что-нибудь пребывать, как оно есть само по себе, и оно рано или поздно испортится. Энтропия в физике означает, что всё в мире неизбежно меняется только к худшему — к тотальному распаду и так называемой «тепловой смерти«.

Пока вы топчетесь на месте, пока вы на перепутье и опутаны сомненьями, негативные мысли опасны, потому что они сбивают вас с вашего пути, втыкают вам палки в колёса. Но стоит вам обрести верное направление и начать движение к главной цели своей жизни, как череда разнородных эмоций и мыслей, опутавшая ваши члены, падёт, обезоруженная,  к вашим стопам, и вы стремительно, прямиком устремитесь к ней, чихая на слюни и сопли текущих превратностей жизни. Тут главное — не останавливаться (хотя если направление выбрано неверно, остановка всё-таки нужна — для того, чтобы его переоценить и должным образом скорректировать).

Действенным способом личностной мотивации являются так называемые аффирмации.

Аффирмация или, иначе, «утверждение«, «створаживание» означает переход чего-то неясного и зыбкого в твёрдое состояние.Стихийная, неорганизованная мысль сама по себе вещь довольно невещественная и текучая, но снова и снова повторяя её, мы утверждаемся в её денотате, корневом смысле, прекращаем деструктивную словомешалку в своей голове и можем, как в зафиксированном тексте, расставить ментальные приоритеты. Отвердевая, мысль становится монументом, почти камнем, какой уже вполне можно заложить в основание созидаемого нами здания (у О.Мандельштама есть программная статья о подобном овеществлении поэтического слова).

Мы есть то, что и как мы думаем. Как говорил Генри Форд: «Если вы думаете, что способны сделать что-либо, или думаете, что неспособны: вы правы».

Ясно, что необходимо утверждаться в позитивном, хотя многие бессознательно аффирмируют негативное.  Джонни Мерсер по этому поводу сказал: «Нужно сосредоточиться на положительном, уничтожить отрицательное и твёрдо стоять на достигнутом».

Аффирмации лучше звучат и быстрее реализуются в настоящем времени, то есть так, будто желаемое уже воплотилось в жизнь. Например, лучше говорить не так: «Я хочу новую квартиру» (в таком варианте мечта остаётся мечтой, несбыточной грёзой), а так: «Я — счастливый владелец замечательной новой квартиры».

Прежде чем решить, что ваше желание практически несбыточно, повторите свою аффирмацию 100, 200 и более раз, прочувствуйте объект желания в конкретных подробностях и всё-таки, несмотря ни на что, попробуйте хоть как-нибудь его осуществить. Пусть даже в ближайшее время это вам не удастся, но вы, по крайней мере, можете серьёзно сократить расстояние до чаемой цели.

Яркие, броские и чеканные формулы аффирмаций можно записать в разных видах на разных носителях информации, чтобы потом всюду их видеть, слышать и повторять, повторять, повторять с упорством, отметающим всякие сомнения. Глубоко и надёжно посейте в себе семена будущего роста и твёрдой веры. Напишите ёмкую и смачную аффирмацию к каждому из своих желаний вашего списка. А в целях гармонизации возможного энерго-информационного перекоса каждую аффирмацию полезно заканчивать следующими словами: «…это и более того для высшего блага моего и всех окружающих».

Всякий негатив обращайте в позитив и стройте из него короткие и точные аффирмации, Замените «не могу» на «могу», «не буду» на «буду», «не люблю» на «люблю», обратив ваши былые барьеры в надёжных помощников и друзей. Вот примеры подобных аффирмаций:

я люблю себя;

я достоин всего самого хорошего в своей жизни;

— я счастлив тем, что извлекаю пользу из всего, что делаю и знаю;

я окрылён своим развитием и ростом;

я прощаю себя за всё;

я благодарен жизни за всё, что она мне даёт;

я всех люблю и принимаю их такими, какие они есть:

я разрешаю себе жить, смеяться и любить;

я творю и распеваю свои утвержденья, чтобы жизнь была радостью и счастьем: это и более того для высшего блага моего и всех окружающих.

— я с каждым днём всё здоровее, всё моложе и бодрее;

я счастлив, окрылён и полон сил, я славлю жизнь, а жизнь меня прославит;

мой мир заботится обо мне, чтоб я сидел на своём коне, чтобы нашёл-таки верный путь и подгадал на него свернуть: это и более того для высшего блага моего и всех окружающих!

Ещё одним действенным способом самовнушения (созерцательной аутогенной тренировки или целевой медитации) является визуализация.

На самом деле мы сотни и тысячи раз на дню, в той или иной мере, ею занимаемся.

Визуализация — это целеполагающая образная установка, при которой зрительная составляющая внушаемого нами себе образа доминирует над всеми прочими — акустической и смысловой, хотя, скорее всего, было бы полезней подходить к этому более комплексно и сочетать в желаемом образе все возможные каналы восприятия (а особенно семантический, смысловой) — это только в разы усилит необходимый эффект.

Нам приходится поднапрячься, чтобы запомнить математическую формулу, грамматическое правило, историческую дату или незнакомый номер телефона, однако мы без труда вспоминаем, что делали вчера, как были одеты, куда и с кем ходили, кого встретили по дороге, какая была погода, что потом было у нас на обед, куда потом забредали в интернете, какой классный ролик обнаружили в YouTube…

А воспоминания детства, моменты первой любви, выпускного вечера и т.д. Такие образно-семантические комплексы (где воедино слиты каналы практически всех основных органов чувств) именно ввиду этой своей комплексности и являются столь яркими и сочными: и наипервейшим по значению из этих каналов является — нет, не визуальный, — а семантический, смысловой, канал значения, какое имеет для нас то событие, компактным представителем коего в нашей памяти является его устойчивая образная инсталляция, психологический паттерн.

У китайцев и японцев визуализация более развита, чем у нас, так как без неё запомнить такое количество причудливых иероглифов попросту невозможно. Но ведь и мы в детстве учили алфавит тем же самым способом — к новому целевому образу буквы, например, «А» шли через хорошо знакомый образ арбуза, задействуя практически все каналы восприятия и даже звуковой, ведь и сам арбуз, если его пошлёпать, звучит совершенно по-особенному, и лето вокруг во всём своём сочном зените тоже как-то звучит неповторимо…

Хорошо, что, помимо запоминания, мы обладаем также и спасительным свойством забывать, иначе бы во вьювере нашей памяти была бы такая непроходимая мешанина, которая бы нас под собой попросту погребла. Как писал Альберт Швейцер: «Счастье — это не что иное, как здоровье и плохая память».

Слава Богу, впечатления нашей жизни сортируются в нашем мозгу по трём основным папкам — сенсорно-оперативной, кратковременной и долговременной памяти.

Прежде чем достичь далеко и высоко висящего желаемого — буквы «А», — мы посредством мнемонической техники одушевим его близким и родным образом сочного алого, на разрезе, арбуза, и если мы зацепим эту свою цель, безопорно висящую в облаках туманных грёз, образным якорем своего не просто желания, а сразу уже и обладания, если регулярным повторением добьёмся в себе инерции этого цепляющего движения, то, глядишь, и несбыточная доселе грёза опустится на землю и обретёт более реальные и зримые черты. Если, к тому же, это чаемое органично вашему призванию, вашей природе, оно в любом случае будет вашим, даже если и не будет: ведь никто не может запретить мне обнаружить в себе (как мы выяснили выше) любой опыт, какой я только захочу.инсталляция, паттерн,

Таким образом визуализация, будучи даже не столько воображаемой картинкой желаемого, сколько сопроводительно-подменяющей его образно-смысловой инсталляцией, а, проще говоря, условным кодом, ярлыком этого желания, в котором субъектное устремление (стрела, «арбуз») воедино сливается со своим объектом (мишенью, литерой «А»).

На самом деле, практически мало кто из людей в процессе визуализации видит что-нибудь очень конкретное. Многие видят лишь смутные образы — и это нормально. Другие и этого не видят, а имеют лишь отдельные не очень ясные ощущения. Некоторые («аудиалы») вообще могут только «слышать» образы. это тоже нормально. Всё очень индивидуально. Не зря люди делятся на визуалов и аудиалов, а есть ещё гениальные «осязальщики», что могут даже читать письма, наглухо запечатанные в конверте…

Все мы визуализируем, но каждый делает это по-своему. Девушка «видит» в мечтах своих роскошное подвенечное платье, и если это видение станет для неё не пустыми грёзами, а конкретной повседневной практикой, такой же, как завтрак и чистка зубов, то свадьба, какую это платье символизировало, в её жизни непременно случится (даже если её и не будет).

Поэтому йоги и буддисты такие спокойные: они просто — от обратного — уже имеют в себе всё, что захотят (даже если и не имеют).

Ни к чему суетиться и швырять пыль в глаза. Спокойно идёте и берёте себе своё, органически, насущно — уже заведомо — вам принадлежащее: берёте через визуализацию, а представится потом случай заполучить сие так, чтобы это видели и знали (и завидовали!) все окружающие вас коллеги, друзья, знакомые, родственники и все остальные, это уже дело второе, ведь вы своё в своём сознании уже обрели, а всё прочее — дело техники, которая, как известно, может и подвести. Так что спите спокойно — всё всегда сбывается, но всегда лишь в одном из миров, ибо мы живём с вами сразу в нескольких планах, нескольких мирах, где есть не только известные нам на земле органы чувств, но и сотни, тысячи прочих датчиков, что доступны нам здесь, в этой жизни, лишь очень и очень отчасти…

Учитесь визуализировать у детей и наркоманов: их сказочные видения и глюки — то крайности, до коих вовсе незачем доходить, но их можно иметь в виду, чтобы найти свою золотую середину, где мы можем с кем угодно встретиться, хоть с Махатмой Ганди, хоть с Альбертом Эйнштейном, хоть с Фёдором Достоевским — можем с ними встретиться и поговорить, задать свои вопросы и внимательно вслушаться в ответы. И для этого вовсе не надо, чтобы образ Достоевского был столь же отчётлив, как это бывает в кино. Вы просто спокойно уверьте себя в том, что задаёте свой вопрос не в пустоту, а Фёдору Михайловичу, и он вам как-нибудь да ответит, если вы будете достаточно спокойны и тверды в своей уверенности и в своём праве на такую встречу и такой вопрос.

Да! Это единственный секретный ключ этой проблемы! — мы получаем в этом и всех прочих мирах лишь то, что заслужили, ибо этот и все прочие миры абсолютно справедливы, так что право своё чего-то хотеть и чего-то иметь надо заслужить всею своею кровью, каждой клеточкой своего существа, и тогда то, что вам действительно необходимо всей природой и смыслом вашего пребывания на этой планете, вам и так уже принадлежит, даже если этого у вас ещё нет и никогда не будет — не будет на одном этом плане, а он, этот план нашей здешней жизни, достаточно узок. Есть и иные миры, и планы, где мы имеем то, чего не имеем здесь, и наоборот…

То, что тебе насущно органично и в чём ты кровно заинтересован, — оно и теперь уже твоё, даже если его нет у тебя сейчас под рукой. Даже если твой родной, кровный брат, или твоё родное, кровное дитя находится в другом конце света, разве оно не с тобой, не в тебе — и вчера, и сегодня, и завтра — и даже тогда, когда тебя ещё не было и уже не будет, оно всё равно будет с тобой!

Этот вот платонизм и есть главный закон обладания и успеха! Прежде чем овладеть нужной вещью или нужным событием, овладей идеей, даймоном вещи, идеей, даймоном события: идея же как тарзанкой притянет за собой и то, что она собой олицетворяет , символизирует, даже если на конце тарзанки окажется обманка, пустота, разочарование. Идея лимона не то же, что сам лимон, но слюна выделяется и там, и там! Безалкогольное пиво не то же, что алкогольное, но с худой овцы хоть шерсти клок — не всем же быть Ясонами, заполучившими-таки золотое руно. Ведь пряников сладких, увы, не хватает на всех. Мы можем лишь пытаться добиться несколько большего, чем бы добились, если бы не пытались. Но если повезёт по-крупному, то и слава Богу. Но опять же — чем крупнее рыба, тем меньшему числу озабоченных ею фишеров стоит себя обнадёживать грёзами об её поимке.

Законы физики и стохастической статистики здесь, на этой земле, нам попрать, друзья мои, никак неможно. Но если очень хочется, то можно иногда — погрезить, помечтать… Ведь всякому известно, что да, мечтать не вредно, иногда это даже помогает оторвать задницу от дивана и привнести в свою жизнь ещё немного то и дело ускользающего смысла (который всё-таки есть, даже если его и нет)!

Если вы с каждым днём не продвигаетесь всё ближе и ближе к намеченной цели, то вы не очень-то её и желаете. Люди порой всю жизнь обманывают и себя и других по поводу своих наклонностей и устремлений, палец о палец не ударяя для того, чтобы их реализовать. То, для чего мы рождены, то мы не можем не делать независимо ни от чего.

Вот лежит перед вами перечень ваших самых насущных, самых неистребимых желаний — взгляните ещё раз на них повнимательней и задумайтесь, есть ли в вашем ежедневном расписании место для продвижения каждого из них хоть на шажок к реальному их воплощению. Если нет, то либо пересмотрите, сократите этот список, либо перестройте расписание своей жизни, распорядок дня, то есть поменяйте приоритеты — и не ставьте телегу впереди лошади…

Разбейте каждую из намеченных целей на несколько реальных промежуточных шагов, каждому из которых можно даже назначить дату исполнения («связать себя обязательствами»). Составьте подробные планы и подпланы с примерными датами. И не забывайте периодически эти планы корректировать по ходу дела, ибо главное свойство всех планов — они никогда не выполняются, однако без них было бы ещё труднее сделать хоть что-нибудь стоящее, зато если вы ничего не планируете, судьба сама спланирует за вас то, чего вы опасаетесь больше всего — ваш неминуемый крах.

Итак. Теперь, когда вы знаете, зачем живёте, зачем коптите это небо над вашей головой, чего хотите и даже, примерно, когда хотите, знаете множество способов завоевания успеха, теперь, когда вы всё уже спланировали, вы готовы к тому, чтобы взять и сделать это! Избавьтесь от всех «но»! Многие в этот самый момент полной, казалось бы, готовности к решающему броску к чаемой цели, вдруг останавливаются и застопариваются, как глупые ишаки, которых, если уж они упёрлись в землю, не сдвинуть ни туда, ни сюда. У многих наступает та самая мозжечковая паника, доставшаяся нам от полуживотных пращуров, которые, попав в неясную, новую для них обстановку, в 99% случаев, просто убегали, а когда бежать было некуда, ввязывались поневоле в драку. Именно поэтому одни (те, кто отважился решиться) имеют то, что хотят, а другие (кто струсил) — длинный список убедительных доказательств, почему у них всего этого нет.

Мы на самом деле ежечасно, ежедневно выбираем, решаем что нам сейчас делать, куда и как продвигаться. Мы либо рискуем и движемся вперёд к своей цели, либо не рискуем и выбираем то, что выбрать на данный момент проще всего (ибо и выбирать-то это не надо) — привычный комфорт. Тогда как вектор реального движения, а стало быть и реальной жизни (движение и жизнь — слова-синонимы) направлен всегда только из зоны знаемого в зону незнаемого.

Мозжечковые полуживотные-полулюди (агрессивно-послушное большинство) всегда стадно выбирают давно и хорошо им известное, поэтому дай им хоть миллион, они не сумеют им распорядиться, ибо отвага и риск, право на свободный выбор — ничего этого у них за душой попросту нет (есть, конечно, но в состоянии летаргической спячки, если не комы)…

Допустим, вам нужна квартира, или дом, или вам нужна машина определённого качества и определённой марки…

Итак, если кому-то кровно, насущно необходима конкретная автомашина, то, как мы уже выяснили, она у него как бы и есть почти… То есть рано или поздно она у него будет, хотя, может быть, и не обязательно именно та, о какой он (неоправданно, не по праву) грезил, но будет… Будет, если она ему и вправду нужна. А если он её купит, а она ему не нужна, она может ненароком попасть в аварию, или, например, в угон…

Вот так и Бог… Есть Он или нет Его — неважно. Если Он необходим тому, кому Он необходим, Он уже как бы, считай, что и есть — почти… Для того, кому Он ну вот так — позарез! — необходим. А тот, кто вполне себе может без Него обойтись, тот и обходится.

«Запад есть Запад, Восток есть Восток — и вместе им не сойтись!» (Р.Киплинг). У каждого своя правда. Вот так и деньги. Это ведь тот же символический ярлык, что и Бог (прости, Господи!). Кому они так нужны, что иначе не жить, у того они как бы уже и есть — почти. Но не надо ждать манны с небес и разочаровываться, если вместо чаемого миллиона получил только половину от него, или даже треть. Судьба (какую мы выпестовываем сами) никогда не исполняется буквально так, как мы мечтаем.

Если безработному предложат работу, но не совсем ту, о какой он мечтал, и не за ту зарплату, так что ж? Так оно практически всегда и бывает. Но символически ведь всё сбылось! Если тебе что-то нужно, ты получишь символический пакет (ибо желание уходит в мир тоже в виде символического пакета из всех твоих аффирмаций и визуализаций), заглянув в который, можешь найти не «Вольво», а «Тойоту» и т.д. Вместо миллиона рублей можешь получить тысячу, но для обобщающих, абстрактных символов, которыми оперирует мир желаний и чудес (а также поэзия, философия и царица их математика-Софья), символы одного смысла равновелики. Деньги они (для этого мира) и есть деньги (что рубль, что тыща) — символические бумажки! Машина — она и есть машина! — что «Ока», что «Каддилак»!

Поэтому планируй с упреждением: переплывая реку с сильным течением, учитывай угол сноса (помню, как-то бурный Терек я так переплывал)!.. Планируешь миллион, глядишь, и заработаешь половину, а может, и нет… Никто, кроме нас, вас самих, не знает, насколько вы, мы раззадоримся, разохотимся, настропалимся замахнуться на то, от чего большинство предпочитает шарахаться, ибо бездна сия неведома есть.

Ты всегда и по праву имеешь лишь то, в чём кровно, насущно нуждаешься — в воздухе, например… «Хлеб наш насущный даждь нам днесь» — и ныне, и присно, и во веки веков. Аминь.

Сто лет назад молодой репортёр Наполеон Хилл взял пятьсот интервью у лидеров американского бизнеса, после чего издал свои знаменитые бестселлеры «Законы успеха» и «Думай и богатей», где впервые сформулировал свои легендарные 17 условий (он их называет уроками), необходимых всякому человеку для того, чтобы добиться успеха.

17 факторов успеха Наполеона Хилла

  1. «Мастер-ум«. Слияние нескольких умов создаёт новый, совершенно оригинальный ум («мастер-ум»), несущий миру новую харизму, новую энергию и новые возможности. Без волшебной «химии ума», влекущей людей за собой, без яркой харизмы удачный бизнес невозможен.
  2. Наличие чёткой главной цели.
  3. Уверенность в себе.
  4. Привычка копить деньги. Она развивает характер.
  5. Инициатива и лидерство.
  6. Воображение.
  7. Энтузиазм. Без  него не создашь новые планы и идеи, способные притягивать деньги. Его можно стимулировать по собственному желанию.
  8. Самообладание. Тот, кто владеет собой, владеет миром.
  9. Делать больше того, за что платят. Это, оказывается, выгодно. Вдобавок, практика оттачивает мастерство.
  10. Привлекательная личность. Харизма, обаяние, обходительность, благожелательность.
  11. Правильное мышление. Умение отделять «мух» от «котлет», то есть важные факты от второстепенных, чтобы на этой основе принимать решения, ведущие к успеху.
  12. Концентрация. Свой ум необходимо стимулировать посредством целеустремлённости и организации усилий.
  13. Сотрудничество. Посредством координации усилий можно накапливать и использовать результирующую энергию от сотрудничества, сотворчества людей и компаний.
  14. Извлечение пользы из неудачи. Без руководящих указаний неудачи (помните узбека из «Джентльменов удачи» с его «туда хады, туда нэ хады»?) на путь своего успеха выйти невозможно. Она (неудача) — наш лучший учитель. Не кляните свои неудачи почём зря. Скажите им  спасибо за урок. Так я не устаю благодарить тяжёлый перелом своего голеностопа, что явился последней каплей, переполнившей чашу моего добровольного прозябания.
  15. Терпимость. Отсутствие толерантности разрушает возможности. «Нехай цветут все цветы» (Дэн Сяо Пин)
  16. Использование золотого правила для достижения сотрудничества. Золотое правило равви Гиллеля приводится в притче из второй, неформальной, части Талмуда, Агады: «Был такой случай: Приходит некий иноверец к Шаммаю и говорит: — Я приму вашу веру, если ты научишь меня всей Торе, пока я в силах буду стоять на одной ноге.  Рассердился Шаммай и, замахнувшись бывшим у него в руке локтемером, прогнал иноверца. Пошёл тот к Гиллелю. И Гиллель обратил его, сказав: — «Не делай ближнему того, чего себе не желаешь». В этом заключается вся суть Торы. всё остальное есть толкование. Иди и учись». (Трактат Шаббот, 30-31). А Хилл пишет, что не стоит ждать, когда вам кто-то предложит выгодное сотрудничество, а сами сделайте к нему первый шаг.
  17. Привычка быть здоровым. Она, по Хиллу, состоит их четырёх аспектов: правильное питание и свежий воздух; регулярное очищение организма; соответствующие физические упражнения; правильное мышление. Короче, кайфуй от самого процесса любимого дела (иные бизнес-тренеры советуют на время его оставить, если оно не приносит дохлда, но это не по мне), иди до конца и благодари неудачи за ценные указания!

Поговорим о деньгах. Разные культуры по-разному к ним относятся. И если вам нужно больше денег, вы должны эти отношения критически пересмотреть, а именно:

— избавиться от комплексов и суеверий по отношению к деньгам;

— думать о деньгах позитивно;

— заниматься тем, что может приносить денежный доход.

Разве ещё кому-то не ясно, что деньги — это только документы, удостоверяющие условную энергию или условное количество труда, затраченного на изготовление тех или иных продуктов, какие мы в обмен эти документы приобретаем. Только и всего. Те или иные денежные операции — это чисто технический вопрос, и демонизировать его было бы глупо и непродуктивно.

Как закладные бумаги, деньги в своё время просто заменили собой громоздкий и неудобный натуральный обмен. Они не есть ни добро, ни зло: другое дело, что использовать их можно и во зло и во благо, но и молоток, и кухонный нож тоже можно использовать не по первому назначению.

Как же зарабатывать больше?

  1. Прежде всего необходимо помнить, что деньги — только символ энергии. Если вы идёте к людям с добром, то и ваши деньги, и ваша одежда, и ваша машина, и иные ваши атрибуты будут пронизаны энергией того же добра.
  2. Деньги — это только бездушный метод, а не вера, опыт или намерение, — только инструмент символической игры социально-экономических взаимоотношений между людьми.
  3. Будьте открыты для денег в любом виде и любом количестве, из любого источника и в любое время.
  4. Тратьте легко и без сожаления. Для полноценного дыхательного цикла выдох так же важен, как и вдох. Не создавайте пробок в свободном течении денежных потоков.
  5. Утверждайте деньги в своём сознании. Стройте аффирмации со словами «деньги», «доллары», «рубли», «наличные» и т.п. Например, «Я кайфую от больших денег, что сами прут ко мне в руки, стоит мне только захотеть — это и более того для высшего блага моего и всех окружающих». Аминь.
  6. Отдавайте 10%. В старину это называлось — платить «десятину». Отдавая 10% (на церковь, культуру, благотворительность, на любое дело, в которое вы верите) вы не только включаетесь в энергообмен с силами добра, но и как бы говорите миру и Богу: «Спасибо, у меня больше, чем мне надо». Подобное утверждение изобилия приносит ещё большее изобилие. Это работает в духовном плане так же, как и в физическом: тратя силы на регулярные пробежки и силовые тренировки, становишься с каждым днём всё сильнее и выносливей. Чтобы быть в полном праве и радости что-нибудь получать, надо сначала научиться что-нибудь с той же готовностью отдавать.
  7. Не стыдитесь получать от денег удовольствие. Ничто в этом мире не стоит чрезмерно серьёзного к себе отношения. Все мы, в конце концов, сдохнем однажды и в землю падём перегноем и тленом (а если и выживем какой-то своей частью, то всё равно это уже будем настолько не мы, что и говорить об этом нет никакого резона), терять нам с вами нечего, и бояться нечего, так почему бы не поиграть и не посмотреть на собственные ужимки и прыжки по части мук обогащения под углом сатиры и юмора? Если совсем не тратить честно заработанное на отдых и развлечения, то такие деньги встанут костью в горле у любого… Все великие дела делаются играя и чуть ли не с визгом свинячьим от восторга, ибо в момент их свершения происходит такое счастливое единение ума и сердца, души и тела, земли и неба, что сам этот процесс — процесс катарсического упоения и вдохновения — окупает собой любые итоги, и спотыкания, и неудачи (миновать которые не дано никому).
  8. Скажите спасибо за то добро (и те деньги), что у вас уже есть.
  9. Ещё один старинный магический приём: если наконец после всех трудов у вас образовалась-таки более-менее ощутимая прибыль, сохраните её десятую часть для привлечения новых, ещё больших, прибылей. Деньги — к деньгам. Держите этот денежный магнит в наличных или же тех ценностях, что можно потрогать руками. Делая это, вы будете менее суетливыми и беспокойными, что в любом случае пойдёт вам только в плюс.

Одна из причин многих наших неудач в жизни заключается в том, что нередко мы останавливаемся в полуметре от желанной цели. Если мечта достойна мечты, она достойна и жизни.

Если занимаешься нелюбимым делом, положить на него всю свою жизнь как-то не очень и хочется — жалко, а на любимое, главное дело жизни — жизни не жалко. На то она и жизнь, чтобы посвятить её ниспосланному свыше призванию.

Заработать можно и с помощью нелюбимого, чуждого вам дела — случайно. А можно при этом попутно и здоровье сгубить: плевать против ветра зело небезопасно.

Зато куда полезнее и закономернее разбогатеть на основе того, к чему лежит душа и в чём вы уже прожжённый дока, на основе дела, результат которого для вас вторичен, а первичен — сам процесс, который вам приятен, в жилу, в кайф.

Вот я, неведомый миру писатель, пишу себе в собственное удовольствие книгу за книгой, которые, написав, складываю «в стол»: опубликуют их когда-нибудь или нет, мне уже не столь важно (хотя и хотса, конечно)… Мой успех всегда со мной — и отнять его нельзя. Однако довесок в виде публикаций и гонораров мне бы, конечно, не повредил. Но основную награду в виде призвания свыше я уже получил. А если ещё и бабки сверху посыпятся, я возражать не стану. Если я годы и десятилетия делал своё дело за бесплатно,  неужто же я откажусь делать его за бабло? А не посыпятся — и хрен с ними! Главного у меня всё равно ведь не отнять.

Я пытаюсь отдать себя людям, а если не берут, то не потому, что я плохой, а потому что они не успевают узнать, насколько я для них хорош. Давать, отдавать себя это ведь надо уметь. Но надо уметь и принимать.

Не всегда мы способны разглядеть руку судьбы, что, может быть, в несколько замаскированном, не прямолинейном виде дарует нам спасительную возможность получить желаемое так или иначе.

У некоторых людей есть серьёзные комплексы по поводу того, когда, как и что они могут получить. Когда вы попытаетесь вручить им миллион, то они, видит Бог, смогут его принять лишь в старых банкнотах по 500 рублей у чёрного выхода в 13-20 по летнему времени и обязательно  в будущую пятницу.

Когда вам что-то предлагают, надо уметь говорить «да»; не всегда надо говорить «нет», когда вам предложат не буквально то, о чём вы грезили в своих мечтах, и даже в частностях как будто бы совсем даже другое, а в общем и целом это как раз именно то, что вам нужно, но за деревьями порой совсем не видно леса, — не всегда легко за частоколом подобных частностей разглядеть своё вымечтанное, выстраданное, взлелеянное сердцем счастье... Если же буквально через две с половиной минуты к вам постучат в дверь и предложат это счастье в том или ином виде, готовы ли вы его получить? Ведь одно дело — грезить и сиднем сидеть перед телеком, а захотеть остро реально, прочувствованно и зримо — это совсем другое, именно это последнее подспудно стимулирует те действия и судьбоносные сдвиги, что с неотвратимой неизбежностью приводят нас к намеченному результату.

Как у вас есть множество методов и видов деятельности для достижения ваших желаний, так и у судьбы есть множество способов их вам предоставить.

Вам лишь надлежит использовать любую возможность добиться своего, которая может быть вам предоставлена судьбой в самый неожиданный для вас момент. А для этого надо постоянно над собой работать в русле генерального своего призвания (смысла жизни), быть внимательным и бдительным все 24 часа в сутки, что вовсе не отменяет перипетии и заботы, присущие всякой человеческой жизни.

Готовность к чуду со временем может развиться в нас до того, что мы без всяких грёз и пустых фантазий увидим вдруг чудеса в таких незаметных и малосущественных мелочах, о каких прежде даже в шутку не могли бы и помыслить. Это (исключая, конечно, клинические варианты) даётся круглосуточным тренингом, длящимся не один год, а чаще всего даже и не один десяток лет. Зачастую ведь даже и цели жизни после столь непреклонной работы по совершенствованию своей личности очень сильно меняются, как меняются и наши планы, назначенные к их достижению: один человек строит планы, мечтая о чём-то своём, а через несколько лет работы над собой и этими своими планами вдруг понимает, что он стал уже другим человеком и больше не нуждается в том, о чём мечтал тот, прежний человек… Так сам процесс достижения заоблачной цели в своём развитии оказывается важнее самой этой цели.

Если ваши кулаки сжаты, вам трудно будет получить что бы то ни было. Если вы расслабитесь и разожмёте кулаки, ваши руки смогут легко брать то, что вам дадут. Чтобы получить — простите. Чтобы иметь — забудьте. Отпустите память о плохом и недобром. освободите в себе место для света и радости.

В отличие от денег, богатство — это не то, что вы имеете, а то, без чего вы можете обойтись.

Богатые люди носят свои сокровища внутри себя. Чем меньше им нужно от этого физического мира, тем они богаче. Они могут иметь на счету кругленькую сумму, а могут и не иметь. Это не имеет значения. Они довольны тем, что имеют. Богатство — это удовлетворённость, радость, баланс, невозмутимость, внутреннее равновесие, гомеостаз.

Богат тот, кто способен наслаждаться обществом самого себя, кто самодостаточен. Богатство — это способность любить (принимать) себя полностью, без остатка.

Нам необходимо чем-нибудь жертвовать. Мы были бы куда счастливее, откажись мы от некоторых свойственных нам качеств — от жадности, похоти, осуждения, требовательности, капризов, ревности, зависти, мстительности. Некоторые думают, что если жертвовать, то обязательно чем-то очень стоящим. Но вконец опостылевшие старые, испорченные или чрезмерно громоздкие вещи, от которых больше вреда, чем пользы, — ими вполне можно (и нужно!) пожертвовать. Откажитесь от них. Уступите их своим высшим силам (эгрегору, Ангелу-Хранителю, Богу). Окружите мысленным светом и отпустите на волю. Они вам больше не пригодятся.

Нам необходимо кому-то служить. Брать и отдавать, учиться и учить — это две стороны такого же естественного процесса, как дыхание, состоящего из фазы вдоха и фазы выдоха. Этот процесс происходит во всех сферах нашей жизни, и порой три его составные части (обучение — партнёрство — учительство) случаются одновременно. Дитя, которое мы учим читать и писать, в то же самое время учит нас простодушию, непосредственности и умению всему удивляться.

Бывает, что долгое время мы только получаем и получаем от других, не имея возможности воздать им по заслугам. Они служат нам верой и правдой, преподносят нам свой драгоценный дар, но вовсе не нам, или не только нам, но и самим себе.

Когда мы научимся одаривать самих себя столь безоглядно и щедро, что из нашей чаши начнёт переливаться через край, мы будем готовы для служения, для того, чтобы давать, дарить от души. Такое служение — не барщина и не рабство, а привилегия.

Когда наша энерго-информационная чаша переполнена, но мы по каким-то причинам не сможем этим добром поделиться, мы можем даже заболеть. Мы видим страдание другого, знаем верное средство избавления от него и хотим это средство подарить, ведь от нас (при нашем преизбытке) не убудет, нам самим даже станет легче (не так будет распирать!). Правда, иногда, когда наше стремление помочь может оказаться неуместным вторжением в прайвеси, будет не лишним всё же попридержать коней…

Надо уметь услышать голос свыше, который даст отмашку на то, чтобы мы начали делиться тем, что имеем (в эти моменты обычно волны внешнего и внутреннего намерения сливаются воедино, и нас просто несёт на этом волновом гребне туда, где мы особенно необходимы). В такой момент цикл «приятие-отдача» становится полноценно завершённым: мы отдаём породившей нас природе то, чем она одарила нас. Иногда это объятие, доброе слово или же просто полезная информация в нужный момент. Это может быть и улыбка, и вздох сочувствия, и смех. А может, вы даже всплакнёте с кем-то заодно, или, во всяком случае, разделите с ним его то ли горе, то ли радость, то ли депрессивное отсутствие и того, и другого.

Не надо ничего делать специально, незачем пыжиться и лицемерить. Всё должно быть естественно и органично. Нет нужды искать учеников, если вам есть чему научить, равно как и незачем мучительно искать те или иные уроки и того, кто мог бы их правильно преподать. Когда готов учитель, появляется ученик. Когда готов слуга, приходит служение.

Необходимо быть благодарным. Чувство благодарности благотворно и приятно само по себе, безотносительно тех вещей и событий, которые его вызвали. Иначе говоря, чтобы просто хорошо себя чувствовать, будьте благодарны. Существует так много вещей, за которые стоит быть благодарными (не только каждый день, но и каждый час, а то и каждую минуту).

У вас есть руки? У вас есть ноги? У вас есть глаза? Язык? Обоняние? Осязание? Вы можете ходить? Смотреть? Любить? Чувствовать? Мыслить и страдать?

«Дано мне тело — что мне делать с ним,

Таким единым и таким моим?

За радость тихую дышать и жить

Кого, скажите, мне благодарить?»

(О.Мандельштам 1909)

Древние структуры нашего сознания довели до предельного автоматизма механизм фильтрации и селектирования опасной для жизни информации, на которой фокусируется всё внимание для принятия быстрого решения о спасении: остальная же информация отбрасывалась в сторону, на периферию сознания. Поэтому и сегодня всё хорошее (то есть безопасное) в нашей жизни мы привыкли воспринимать как само собой разумеющееся: хотя ведь на самом деле всё наоборот — тот повседневный негатив, который всех нас окружает, не требует от его производителей никаких дополнительных усилий души и интеллекта, тогда как эти усилия требуются для делания добра и красоты.

Проходит неделя, или месяц, или год — и то, что поначалу казалось невозможным чудом, невероятной фантастикой, превосходной удачей, становится обыденным и воспринимается нами как само собой разумеющееся. Что же делать? — Нейтрализовать свою благодушную удовлетворённость.  Будьте сознательно благодарны за всё хорошее в своей жизни. Составьте список. Ведите благодарственные счета. Будьте признательны за приятные мелочи и немелочи, вообще за всё.

Когда вы начнёте замечать хотя бы малую часть из того, что заслуживает вашей благодарности, вы обнаружите, что у вас не остаётся времени на то, чтобы чувствовать недостаток, обиду или нужду в чём-либо. Чувство благодарности — великое, глубокое ощущение.

Быть счастливым — это не для хлюпиков! Счастье требует храбрости, стойкости, выносливости, настойчивости, упорства, силы духа и воли, дерзости, энергии, доблести, твёрдости, крепкого хребта, выдержки и отваги, гибкости и пластичности, способности быстро восстанавливать свои силы, пыла, цепкости, терпения и… хорошего толкового словаря.

Теория счастья очень проста: «Чтобы быть счастливым, надо думать о счастливых вещах».

Но когда дело доходит до практики — тут-то и возникает потребность в храбрости, стойкости и т.д. и т.п. (см. выше).

Учитывая всё давление, оказываемое на нас снаружи и изнутри (об этом мы уже говорили выше), становится понятно, что размышление о счастье постоянно требует некоторых усилий. Это требует определённого навыка, спокойствия и дисциплины. Задача не из лёгких, но когда вы её решите, вы станете одним из сильных, гордых, одним из немногих избранных.

«Нас мало избранных, счастливцев праздных,

Пренебрегающих презренной пользой,

Единого прекрасного жрецов«. (А.С.Пушкин «Моцарт и Сальери»)

«Стыдно быть несчастливым«. (Виктор Розов)

«Хочешь быть счастливым — будь им!» (Козьма Прутков)

Будьте всем, чем можете быть. Записывайтесь в счастливцы.

Однако, что бы там ни было, вы, по большому счёту, ничем никому не обязаны и не должны делать то, что вам не по нутру. Приходится, конечно, отдавать дань основным биологическим потребностям (хотя бы по минимуму, в аскетическом варианте), но в большинстве случаев всё, чем вы занимаетесь, вы делаете потому, что выбрали это сами. И вы должны в этом признаться. По крайней мере, самому себе. Жить станет намного легче.

Торопитесь не поспешать! Спешите к умудрённому спокойствию, чтобы спала с глаз пелена егозливости и вздорной суеты. «Все несчастья человека от того, что он не может спокойно сидеть в своей комнате» (Блез Паскаль). Все войны, революции и теракты тоже происходят от беспокойства и нетерпения. У жизни (истории, судьбы, Провидения) своё собственное расписание. Хотя оно по-своему и совершенно, оно зачастую плохо стыкуется с расписаниями, написанными людьми.

Обретите покой — поверх всех сует и барьеров — и тогда вам будет намного легче и веселее приобрести всё остальное. А если вы даже и не получите всего, чего хотели, не беда, ведь вы продолжаете хранить буддическое спокойствие.

Некоторые (политики, например) считают, что жизнь надо немного подправить, подлечить. Но жизни не нужен доктор. Она не больна. Конфуций говорил: «Если вы хотите подлечить жизнь, возможно, вам самому нужно стать пациентом». Кстати, от беспокойства, нетерпения, вспыльчивости, стрессов, вызванных неумением держать себя в руках, возникают проблемы со здоровьем.

Внутренний покой и уверенность в себе приводят к гармонии и свободе от предрассудков, которые, к сожалению, составляют сегодня основу человеческого общежития.

Живите здесь и сейчас, в то мгновение, какого ты просто не можешь избежать, ибо всё проходит, проносится мимо, всё течёт, всё изменяется, а оно одно — остаётся в тебе неизменным и не подчиняется ни времени, ни пространству. разгляди в себе это тихое неухоженное облако, обделённое твоим суетливым вниманием, приласкай его вдали от шума городского (или мысленно выключив его щелчком внутреннего тумблера), приручи, ведь это твоя сокровенная сущность без определённого места и жительства настолько уже одичала и запаршивела, что поначалу кажется тебе чужой и незнакомой…

Подружись с этой своей Глубиной, и ты всегда и везде будешь чувствовать себя в своей тарелке, как у себя дома, как у Бога за пазухой.

Что бы ни было, ты — не один, ты не потерян в этом мире, и тебе нечего искать в далёких краях, ибо всё, что тебе нужно — уже в тебе. Позволь же тому, что есть, что и понятно, и непонятно, и хорошему, и плохому, что очевидно и неочевидно, позволь всему этому — быть.

Ценнее этого Здесь и Сейчас в твоей жизни ничего нет: никакие воспоминания и планы на светлое будущее не заменят актуальной реальности, которая и есть единственный живой Бог, которого не найдёшь ни в Иерусалиме, ни в Мекке, ни в Варанаси, который всегда с тобой, который и есть Ты Сам, когда хотя бы ненадолго сумеешь спонтанно уловить тот самый безразмерный момент «Здесь и Сейчас», пульсирующий в тебе энергией жизни, какая жаждет движения ради покоя и покоя ради движения, выдоха ради вдоха, а вдоха ради выдоха…

Там, где нет «Здесь и Сейчас», там, где нет Настоящего, там нет и жизни, а есть одна сплошная мервечина — потная погоня за будущими благами, памятными нам по зарубкам из издохшего прошлого.

Быть креативным и конкурентноспособным — это не значит насиловать жизнь, выкручивать ей руки и выбивать зубы: а это значит познать и понять эту жизнь, поймать волну удачи, какую она бросает на нас в самый неожиданный для нас момент, а мы либо изловчимся правильно к ней приладиться, либо она нас прибьёт и задавит, как безропотных шмакодявок. Со стихией бороться (как Маркс и Ленин) глупо — сомнёт. Слепо ей покоряться — бесперспективно. Единственный выход — с ней подружиться. А для этого надо понять, простить, принять её всецело и слиться с ней в объятьях неразлучных.

А для этого в дополнение к визуализации вы можете попробовать на себе любые медитативно-созерцательные практики, приёмы аутогенной тренировки, либо обычный релакс в тишине или под расслабляющую музыку.

В это время попросите дружественный вам чистый белый свет, чтобы он залил, наполнил и оберегал вас ради вашего высшего блага: и тогда ваша медитация принесёт высшее благо всему сущему. Обретя с ним утраченное было единство, мы возвращаемся в лоно, из коего вышли, и становимся не жалкой частью вселенной, а самой этой вселенной.

Созерцание — это размышление о чём-либо, часто о чём-то возвышенном, или о какой-то новой для вас информации, идее, мысли… Или вы можете созерцать такой объект, как, например, цветок, чёрная точка на белом фоне, или Бог. всё, что угодно. Главное — побыть в покое, в тишине, будучи в состоянии релаксации.

Медитация. Существуют разные техники медитации. Но главное — это такое состояние, при котором тело спит, а сознание бодрствует. Она бывает целевой и опустошающей. Она приносит отдых, исцеление, свободу, равновесие и информацию из банка данных вселенной (Хроник Акаши).

Обретайте мир в душе своей. Мир — это прекращение противодействия. Если вы хотите мира, прекратите воевать. Если вы хотите умиротворить разум, прекратите воевать со своими мыслями. Оставьте их в покое. Пусть они думают, что хотят. Они всё равно будут это делать. До той поры, пока ваш разум обеспечивает вам нужную степень концентрации для движения в избранном вами направлении, не беспокойтесь о своих мыслях.

Если вы ищите примирения со своими эмоциями, прекратите все попытки поставить их под свой контроль. Чувства есть чувства. Пусть себе чувствуют. По мере надобности берите у них информацию, и пускай чувствуют что им хочется.

Если вы хотите физического мира и покоя, прекратите жизненную борьбу. Не заставляйте тело перешагивать через порог усталости. Давайте организму достаточно отдыха. Тренируйте его достаточно. А затем оставьте его в покое. Не требуйте от него совершенства, о каком мечтают иные пустоголовые юнцы. Если вы хотите жить в мире с окружающими, прекратите вести с ними войну. Живите, как вам хочется, своей жизнью. Если кто-то с вам рядом, хорошо. Если вы один, ещё лучше. Если вам что-то где-то не нравится, уйдите. Создайте свой внутренний, портативный рай. Сразу же уходите в него, как только появляется искушение сразиться с кем-нибудь.

Сказанное вовсе не означает, что вы должны полюбить то, что происходит вокруг. Нельзя быть несгибаемой стоеросовой доской, которая всем слишком бросается в глаза и вызывает искушение то ли лягнуть её, то ли бросить в неё камень… Такая несгибаемая твердолобая доска рискует быстро надломиться… Надо быть хитрее (а точнее, бесхитростнее) и гибче. «Мудрый не оставляет следов» (Лао Цзы «Дао Дэ Цзин»).

Точнее даже, надо быть ненатужно естественным человеком, таким как сама природа, наш главный Учитель, бегущий однозначных определений (как вода у того же Лао Цзы).

Чтобы жить с миром в душе, вам не нужно разбираться ни с миром, ни с другими людьми, ни с какими бы то ни было окружающими обстоятельствами; вам надо разобраться лишь с одним человеком, единственным, кого вы знаете изнутри, — с самим собой.

Если вы не находитесь в состоянии ожесточения против себя или окружающих, значит, вы живёте в мире.

Мир вам, люди. Будьте спокойны.

Равновесие, гомеостаз. Как же нам поступать? Стоять или двигаться, бороться или смириться, смеяться или плакать, искать деньги или духовное богатство, быть дающими или берущими, держаться за жизнь или стремиться к смерти?.. На всё это ответа не существует. Это вопрос времени и места, кстати и некстати, вдоха и выдоха. Это — вопрос равновесия.

Равновесие — это точка баланса между двумя крайностями (точка «срединного пути«). И эта точка скользит и течёт, находится всё время в движении. Удачная жизнь напоминает удачный проход по натянутому канату. Как можно достичь равновесия и сохранить его? — С помощью бдительности. Внутренней бдительности.

Внутренняя бдительность — это цена свободы. Если вы заметили, что внутри вас возникла ситуация нарушения равновесия, немедленно восстановите его. Иначе эта ситуация будет спроецирована вами невольно на окружающую действительность. Что-нибудь, конечно, заставит вас потом снова прийти в искомое равновесие, но уже под нажимом извне. А это будет уже намного тяжелее и неприятнее, чем тогда, когда вы упредите этот возвратный полёт своего собственного бумеранга. «Посеявший ветер пожнёт бурю».

Любовь. О любви можно говорить по-разному. В разговоре с психологом мы назовём любовь — «безусловной позитивной реакцией»; с религиозным человеком мы будем говорить о том, что «Бог есть любовь» и т.д.

Углубляясь в себя, мы поймём, что наша самая сокровенная суть — это любовь, и всё, что мы можем сделать в этой жизни такого, отчего она будет исполнена светом благотворного и неиссякаемого смысла, — это поделиться своей любовью с собою и окружающими, преобразовав её в цепную реакцию добрых деяний и вечного движения благодатной жизни.

Наша любовь — это непрекращающаяся в нас работа, направленная на то, чтобы нас, нашу сущность очистить, улучшить, усилить, взлелеять, взрастить, укрепить, приумножить и направить на путь истинный.

Любовь — это действие, это динамичное взаимодействие между «Я» и обществом, а также между «Я» и «Я».

Любовь начинается с личности. Когда мы ждём чьей-то любви, чтобы затем стать единым целым, это говорит о том, что мы недостаточно любим самих себя.

Когда мы даём себе достаточно любви (а если мы действительно это делаем, это занимает так мало времени!), то время, которое мы проводим с другими, становится заполненным радостью, весельем, нежностью, изяществом и каждый его момент — совершенен.

Любовь — это наш величайший Учитель, какому бы только внимать и внимать нам до того самого момента, пока не настанет нам, друзья мои, —

 

К  О  Н  Е  Ц